Золотодобыча забайкальский край

Золотодобыча забайкальский край

Недропользователи

    .

c 0 по 200 из 75 Портал NEDRADV, 6 мая 2021 года Мельницы Premier™ и Select™ рассчитаны на различные сегменты рынка.

Портал NEDRADV, 4 мая 2021 года Модель завоевала популярность в России благодаря легкости в техническом обслуживании и управлении.

В 2021 году японский производитель TADANO отметил 100 лет со дня своего основания. Портал NEDRADV, 26 апреля 2021 года Компания СтройИмпортТехника представляет на российском рынке дорожные катки, производимые компанией Shantui Construction Machinery Co., Ltd. Портал NEDRADV, 20 апреля 2021 года Сегодня в Чукотском автономном округе успешно осваиваются месторождения рудного и россыпного золота, газа, а также реализуется масштабный проект по добыче угля.

О нынешних и будущих горных проектах региона корреспондент портала NEDRADV беседует с начальником Департамента промышленной политики Чукотс.

Портал NEDRADV, 9 апреля 2021 года Техника ELAZ BL предназначены для механизации землеройных и погрузочно-разгрузочных работ в промышленном, дорожном и гражданском строительстве, разработки карьеров в горнодобывающей промышленности, выполнения ремонтных работ в коммунальном хозяйстве и других отраслях экономики.

Портал NEDRADV, 8 апреля 2021 года Прессы способны принимать питание большей крупности по сравнению с аналогичными ВПВД. Портал NEDRADV, 8 апреля 2021 года Фронтальные погрузчики — наиболее востребованная разновидность спецтехники, которая применяется для выполнения самых разных работ, в том числе погрузки и перевозки сыпучих материалов.

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток», № 04 (165) от 1 апреля 2021 года Напряжённый труд, многочасовые смены, бездорожье и суровый дальневосточный климат.

В таких непростых условиях привыкли работать золотодобытчики, поэтому для них важны не только надёжность техники, но и удобство её эксплуатации. ЧЕТРА — поставщик бульдозеров и трубоукладчиков — стремится сделать тр. Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток», № 04 (165) от 1 апреля 2021 года Многие участники золотопромышленного рынка обозначают проблему: на аукционах цены на лицензии нередко искусственно завышаются.

В итоге торги срываются и участки недр не осваиваются. Можно ли решить этот вопрос? Мы попросили прокомментировать ситуацию кандидата юридических наук, партнёра ЮК «Шаповало.

    .

c 0 по 10 из 432 06 мая 2021 06 мая 2021 06 мая 2021 680009, г.

Хабаровск, ул. Хабаровская, 15в, оф. 308 Телефон: +7 (4212) 45‒03‒99 Читайте нас:

Невидимое золото, исчезнувший город и дружба с медведями‎.

Как живут на золотых рудниках Забайкалья

Партнерский материал Забайкальский край — один из наиболее богатых драгоценными металлами регионов России.

Здесь расположены крупные месторождения золота, но найти его не так легко. Его невозможно обнаружить в виде самородков или даже золотых жилок в горной породе. Золото, которое ищут забайкальские рабочие, нельзя увидеть невооруженным глазом. «‎Сноб»‎ отправился на прииски компании «‎Мангазея Золото»‎ и узнал, как живут забайкальские рудокопы, при чем здесь история об исчезнувшем русском городе и почему рабочие, которые добывают золото, никогда его не видели 25 ноября 2021 9:30 Шесть часов на самолете из Москвы в Читу и два часа на вертолете или восемь часов на джипах по забайкальскому бездорожью — именно такой путь придется проделать, чтобы добраться из столицы до золотых месторождений «‎Мангазеи».

«‎Сноб»‎ отправился на прииски компании «‎Мангазея Золото»‎ и узнал, как живут забайкальские рудокопы, при чем здесь история об исчезнувшем русском городе и почему рабочие, которые добывают золото, никогда его не видели 25 ноября 2021 9:30 Шесть часов на самолете из Москвы в Читу и два часа на вертолете или восемь часов на джипах по забайкальскому бездорожью — именно такой путь придется проделать, чтобы добраться из столицы до золотых месторождений «‎Мангазеи». Компания добывает золото на трех месторождениях: Савкино, Наседкино и Кочковское. Рядом с Савкинским месторождением находится небольшой поселок.

Здесь живет почти 800 сотрудников компании. Каждое утро часть горнорабочих отправляется на карьер, где экскаваторы и «БелАЗы» работают круглые сутки. До месторождения добираются обычно на машине или вахтовом автобусе.

Между поселком и местом работы — редкий лес и извилистая грунтовая дорога.

Сергей Клименко, управляющий директор компании «Мангазея Золото‎»,‎ называет рабочий поселок местом силы. О том, как он сам начинал карьеру золотодобытчика, Сергей рассказывает так: «Когда мне было 20 лет, я поехал практикантом на полигон россыпного золота. Два дня я бродил с шестью другими старателями по колено в воде, через лоток пропускали породу, промывали ее.

Когда делаешь это два дня подряд, начинает отваливаться спина, болит голова, болят руки, болит все. Мы ничего не нашли. Вообще ноль.

И вот мы сидим вшестером, думаем: “Какое золото? Тут его нет, нас всех обманули”.

А седьмой продолжает искать. Нас на солнышке разморило, спать охота, но тут мы слышим возглас: “Нашел, нашел!” Мы все, кто сидел на берегу, бросились в воду: там седьмой держит в руках песчиночку, золотиночку. Сейчас я бы ее просто выкинул.

А тогда мы устроили спор на интерес. Раскопали ямку двадцать на двадцать сантиметров, она тут же наполнилась водой. Мы бросили туда свою золотинку и стали искать на скорость.

Через 20 минут это была уже яма два на два метра и полметра глубиной. Золотинку мы так и не нашли». Парадоксально, но добывать драгоценный металл с использованием технологий и настроенным конвейером в некотором смысле тяжелее, чем искать золото вручную.

Если золотинки можно увидеть невооруженным глазом, то рудное золото, которым так богато Забайкалье, в виде золотых камушков обнаружить невозможно.

Однако некоторые специалисты все же могут вычислить, где нужно искать «‎невидимое золото».

‎ ‎ Существует два типа золота: россыпное и рудное.

Россыпное — это как раз то, которое можно обнаружить в виде золотинок или более крупных самородков. Рудное до обработки увидеть очень трудно.

Чтобы получить золотые слитки, руду дробят на кусочки размером до 10 миллиметров, затем золото отделяют от породообразующих материалов.

Но прежде чем начать добычу руды, необходимо понять, действительно ли в ней содержится золото. Для этого геологи проводят разведку, без которой компания может понести огромные потери. Но на разведке дело не заканчивается.

Геолог изучает руду даже на этапе, когда взорванные куски горной породы уже доставляются на дробилку. Надя, молодая девушка-геолог, с 8:00 до 20:00 стоит на небольшой возвышенности и контролирует процесс подготовки руды к отгрузке.

Ее задача — определить, какие куски породы содержат золото, а какие нет.

Как рассказывает Надя, рудное золото только кажется невидимым, и на самом деле понять, есть оно там или нет, можно в том числе по цвету камней: «Вот эти серые камушки нам не нужны, а рыжие — это как раз то, что мы ищем.

Я должна визуализировать окисленную руду, чтобы на обработку уходило именно золото, а не пустая порода»‎. Как утверждает Надя, на ее участке женщин работает немало, хотя в целом для профессии геолога это редкость.

Но «геологинями‎»‎ работницы друг друга не называют, они просто геологи. Основатель и владелец группы компаний «Мангазея» Сергей Янчуков говорит: «Золотодобыча — это технологически сложное производство, которое требует больших инвестиций и долгосрочных решений. От получения лицензии до ввода в эксплуатацию может пройти пять-восемь лет, и даже больше.

Инвестор берет на себя серьезные риски, связанные с запасами золота, технологиями обогащения руд и сложности их состава — это все может быть разным даже на одном месторождении. Минимизировать риски можно — в этом заключается профессионализм геологоразведки компании».

После дробилки золотоносные камни обрабатывают специальным раствором, который проходит сквозь руду и впитывает золото. Этот золотосодержащий раствор затем перерабатывают на обогатительной фабрике. Именно здесь получают готовые золотые слитки.

Пока я еду на обогатительную фабрику, чтобы наконец потрогать золото своими руками, в пустынном ландшафте за окнами джипа пару раз появляются небольшие деревушки в несколько разваливающихся домов. Вместе со мной в машине едет Гульнара, женщина 40-45 лет, начальник АХО в рабочем поселке.

Мы вместе смотрим, как двое деревенских мальчиков катаются на санках по сухой почве. Среди маленьких домов неожиданно возникает пятиэтажка — обычная хрущевка посреди темно-оранжевой пустыни. Гульнара говорит, что это пятиэтажка на печном отоплении. Хотя условия в рабочем поселке намного лучше, чем близлежащих деревнях, все же это место далеко от цивилизации.
Хотя условия в рабочем поселке намного лучше, чем близлежащих деревнях, все же это место далеко от цивилизации. — Чем занимаются рабочие в свободное время?

— спрашиваю я у Гульнары. — Мы построили волейбольное поле, поставили настольный теннис, чтоб можно было заниматься спортом. Иногда находим что-то интересное, тут же природа необычная. Недавно вот лунный камень нашли.

Камень назвали так из-за многочисленных вмятин, похожих на лунные кратеры. Рабочие иногда ходят к лунному камню как к местной достопримечательности, делают фотографии и отправляют родным.

За камнем начинается лес. Туда, по правилам, ходить нельзя — могут напасть медведи.

При этом медведи могут и не дожидаться в лесу, а заявиться к рабочим сами: однажды медведица и три медвежонка нашли рядом с предприятием отходы пищеблока и приходили ужинать в одно и то же время несколько дней. Свое название «Мангазея» получила в честь заполярного сибирского XVII века. Мангазею называли «‎златокипящей», о ее богатствах слагали легенды, но эти истории, а также несколько исторических артефактов — единственное, что осталось от .

На всех трех месторождениях сотрудники компании говорили мне, что золото в его привычном ювелирном виде, скорее всего, увидеть не удастся, ведь доступ к сейфам с обработанным золотом имеет ограниченное число лиц.

Сейфы находятся в золотоприемной кассе на обогатительной фабрике.

Попасть к ним можно только с разрешения службы безопасности предприятия.

После переговоров меня все-таки пустили посмотреть на золото. Гульнара попросилась вместе со мной — за свою многолетнюю работу на месторождениях она тоже ни разу не видела добытый драгметалл.

Руководитель службы безопасности достал горсть золотых камней и разрешил их сфотографировать.

Сотрудники лаборатории рассказали, что в месяц «Мангазея» обрабатывает 82 тысячи тонн руды. Трудоемкий процесс с карьерами, экскаваторами, дробилками, взрывами заканчивается в тихой комнате с несколькими сейфами. И оказалось, что людей, работающих на золотодобыче, интересует не столько золото как конечный продукт, сколько сам процесс добычи и жизнь на месторождениях Восточной Сибири.

Сергей приехал сюда в поисках чего-то нового, Гульнара 16 лет работает на вахтах, и ей это доставляет удовольствие, Наде нравится называть западный карьер «Диким Западом» и вести там взрывные работы. По словам основателя «Мангазеи» Сергея Янчукова, до 90% персонала на месторождениях — местные жители, но есть и те, кто приезжает на работу вахтой из деревень за 500-1000 км. Здесь, в Забайкалье, как говорят сами рабочие, находят смысл жизни, а золото — просто побочный продукт.

,

Золотодобыча в депрессивном регионе: тенденции и перспективы (на примере Забайкальского края)

Золото — гарант экономической безопасности государства. Поэтому важно, чтобы добыча этого металла была прибыльной и достаточно стабильной, т. е. эксплуатация месторождений коррелировалась с восполнением запасов.

При этом важен один момент: в горнорудном (в частности, золотодобываюшем) промысле не технологии диктуют условия, а экономические нюансы, вернее, экономико-политический симбиоз. Существенно, что основной удар этого симбиоза приходится на периферийные и тем более депрессивные территориальные единицы.

Забайкальский край является одним из ведущих золотодобывающих регионов страны (и здесь было выплавлено первое золото России). В то же время, обладая весьма значительным потенциалом в плане природно-минеральных ресурсов, он остается депрессивным, что отчасти объясняется его приграничным расположением (с востока Китай, с юга — Монголия) и политикой государства в отношении таких регионов. В отличие от прилегающих территорий субъектов РФ Забайкальский край не смог удержать золотодобычу на достигнутом в советское время уровне.

Падение золотодобычи, начиная с 90-х годов 20 века, продолжалось из года в год. В последние годы количество добываемого коренного и россыпного золота стабилизировалось и составило порядка 10 тонн в год [4].

В 1989 году из-за общего кризисного состояния экономики в стране и, особенно, в горнодобывающей промышленности, спад добычи валютного металла сократился более чем в 1,5 раза. В регионе практически полностью была прекращена отработка коренных месторождений, что объясняется слабым экономическим положением большинства недропользователей, в основном мелких старательских артелей.

В регионе практически полностью была прекращена отработка коренных месторождений, что объясняется слабым экономическим положением большинства недропользователей, в основном мелких старательских артелей. Последние были не в состоянии осваивать крупные месторождения, требующие значительных затрат на доразведку и подготовку их эксплуатации. Крупных же предприятий в регионе не было, поскольку в силу своего расположения Забайкалье рассматривалось только в качестве сырьевого придатка.

В конце перестройки в результате структурно-организационных мероприятий наблюдался незначительный рост золотодобычи — до 5,8 тонн, что составило примерно 4 % общероссийской золотодобычи. В Забайкалье известны три источника золота, определявшие минерально-сырьевую базу золотодобычи на протяжении полуторавекового отрезка истории. К ним относятся золоторудные месторождения, золотоносные россыпи и комплексные месторождения, представленные главным образом серебро- и золотосодержащими рудами полиметаллических месторождений.

По сути довольно высокая привлекательность сырьевой базы региона полностью не раскрыта. Она позволяет добывать около 6 тонн золота из россыпей и довести до 5–6 тонн золотодобычу из коренных месторождений. Сейчас назрела острая необходимость вводить в эксплуатацию новые месторождения.

Также одной из основных задач геологов сегодня является доразведка разведанных ранее месторождений золота.

Анализ фактически достигнутых показателей действующих ранее горно-обогатительных золоторудных производств и имеющихся проверенных технологий добычи и обогащения заставляет усомниться в высокой рентабельности, заложенной в инвестиционных программах и предложениях по золоторудным месторождениям Восточного Забайкалья.

Надежды краевых властей связывались с аукционной политикой при распределении месторождений между хозяйствующими объектами.

Однако эти надежды, можно сказать, не оправдались.

Грубо говоря, регион оказался обобранным, часть его денег ушла в неизвестном направлении, часть — в якобы Накопительный Фонд. Так, если в 2003 г. 60 % средств, вырученных от аукционов, согласно бюджетному законодательству, оставалось в регионе, а 40 % уходило в Москву, то уже в 2004 г.

Федеральный центр начал забирать 90 %, оставляя краю 10 %, а с первого января 2005 г. — все 100 % отчислений! Закон «О недрах», разработанный Роснедрами, далек от совершенства, в результате не осталось надежд и на привлечение внебюджетных средств коммерческих структур на работы по восполнению минерально-сырьевых запасов. В настоящее время местные власти все чаще поднимают вопрос инвестиционной привлекательности региона и необходимости привлечении инвесторов.

Однако проблема инвестиций на самом деле оказывается весьма щекотливой и скользкой, потому что на деле она сводится к «снятию сливок» с месторождений в кратчайшие сроки и с минимальными затратами.

А последние условия предопределяют чисто хищнический характер инвестиционной политики [2]. В целом положение горнорудного промысла Забайкальского края, равно как и других золотодобывающих регионов (Якутия, Бурятия, Бодайбо, Амурская область, Колыма, Алдан) напоминает Аргентину, история взлета и падения которой хорошо известна в экономических и политических кругах. На фоне многопланового кризиса обострились процессы самоорганизации предприятий и территорий.

Самыми жизнеспособными, в отличие от крупных хозяйствующих объектов — горнообогатительных комбинатов, практически в одночасье прекративших свою работу, оказались артели, занимающиеся добычей золота и, в меньшей степени, флюорита, драгоценных и поделочных камней.

Эти менее консервативные и более мобильные образования отрабатывали главным образом россыпные месторождения, что было для них легче и выгоднее, чем заниматься рудным сырьем. Но в последние годы даже добыча россыпного золота оказалась нерентабельной.

В мировой и российской практике оценку эффективности производства любой золотодобывающей структуры в последние годы осуществляют на основе модели наличного оборота, предполагающей, что доход от продажи золота минус эксплуатационные затраты за весь срок реализации проекта достаточен, чтобы окупить расходы на: — разведку или доразведку месторождения; — строительство и обустройство предприятия, включая транспортные коммуникации; — добычу и переработку золотосодержащих материалов; — обеспечение необходимого уровня прибыли, учитывая и социальную сторону деятельности предприятия; — учет платы за потенциальные риски.

Казалось бы. Учет даже этих условий и требований должен обеспечить достаточно благополучную жизнедеятельность горнорудного предприятия. В реальности все не так. Основная причина данного «не так» — законодательство. Так, например, оно поставило мелкие артели в равные условия с крупнейшими предприятиями.

Это касается даже приобретения права на разработку месторождения. При этом мелкие месторождения с запасами золота не более 100 килограммов приравниваются к богатейшему Сухому Логу. Если в начале века проще было купить недееспособное предприятие, имеющее на руках лицензию на отработку месторождения, чем ее получить, то потом произошла централизация выдачи лицензий, что привело к их резкому подорожанию (в основном за счет безудержной коррупции).

Если в начале века проще было купить недееспособное предприятие, имеющее на руках лицензию на отработку месторождения, чем ее получить, то потом произошла централизация выдачи лицензий, что привело к их резкому подорожанию (в основном за счет безудержной коррупции). Государство установило приоритет масштаба месторождения над его качеством, что в итоге привело к тому, что россыпи золота, как вид полезного ископаемого, оказались недостойными федерального уровня и, следовательно, бюджетного финансирования. И так далее. Законодательных нелепиц в горнорудном промысле оказалось много.

Россия фактически подтвердила положение экономической теории о том, что в условиях монополии при отсутствии должной рыночной ценовой политики соответственно колебаниям спроса и предложения и государственного контроля неизбежны рост цен и свертывание объемов производства со всеми вытекающими последствиями.

Заметим, что в составе оборотный средств золотодобывающих предприятий региона абсолютно преобладает заемный капитал, и в результате предприятия регулярно оказываются перед выбором: — расплачиваться своевременно по взятым обязательствам, но тогда ничего не остается на деятельность; — продолжать деятельность, но тогда оплата по обязательствам оттягивается на месяцы и года, что чревато во временном масштабе вследствие инфляционных процессов, вариаций ценовой политики и т.

п. Комплекс создавшихся условий привел к тому, что общие затраты на золотодобычу начали превышать получаемую прибыль. Основная часть золотодобывающих предприятий, не захотевших сворачивать свою деятельность, выбрала другую тактику, экономически более эффективную даже в сравнении с наработанными технологиями. Они перестали сотрудничать с государством в полной мере.

То есть ушли в «тень» [3]. Сущность теневой золотодобычи заключается в том, что легальные артели, получив лицензию на разработку месторождения, реальную добычу металла либо не ведут, либо занимаются ею символически (включают насос промывочного прибора и запускают на полигон маломощный трактор — меньше потребляет топлива).

Металл же скупают у индивидуальных старателей, и у населения горнорудных поселений, которое самотрудоустроилось, на свой страх и риск нелегально добывая и реализуя золото. Кроме того, во многих местах наметилась тенденция допуска на свои полигоны вольных старателей (под видом опробщиков).

Естественно, что золото у всех добытчиков артели скупают не по аффинажной цене: за 30–40 % его текущей стоимости. Но при этом есть вероятность того, что «нелегалы» утаят часть золота или постараются сбыть его покупателям, предложившим более приемлемую цену.

Но часто даже артели переходят на обменные операции с нелегальными скупщиками золота, потому что мнимая прибыль при легальных операциях с данным металлом в реалии оказывается много меньшей. Причина — налоги, съедающие часть прибыли, поскольку издержки на платежи государству составляют 37 % от себестоимости добычи.

Поскольку же на теневом рынке золота налоги отсутствуют, а теневые скупщики платят сразу и наличными, данный рынок все больше укрепляет свои позиции не только в регионе, но и, судя по литературным сведениям и информации из Интернета, по всей стране. На данный период лучшим выходом из создавшейся патовой ситуации является узаконивание вольноприносительства, что одновременно позволит резко снизить социальную напряженность в горнорудных районах [1]. На рубеже ХХ и ХХ1 веков положительный пример такой административной политики был получен в Магаданском крае в пору губернаторства В.

Цветкова. Литература: 1. Шевченко Ю. С. Малый горный бизнес — один из аспектов реформирования добычи золота / Социально-экономическое развитие общества. — Пенза: 2010. — С. 91–96. 2.

Шевченко Ю. С. Горнорудный промысел: выход из замкнутого круга. — Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2013.

— 155 с. 3. Шевченко Ю. С., Попова Г.

Ю. Региональные аспекты вольноприносительства и теневого оборота золота / Кулагинские чтения: Х1 Международн. НПК. — Чита: ЗабГУ, 2011.-Ч. 5. — С. 154–157. 4. Шевченко Ю. С., Рыбакова О.

И., Сарванов А. А. Золотодобывающая промышленность Забайкальского края: состояние и ближайшие перспективы развития // ГИАБ.

— 2010. — № 4. — С. 51–55.

Всё о добыче золота в Забайкальском крае: карта месторождений, как и кто добывает его сегодня

› Время на чтение: 5 минутААДоброго времени суток!Золотодобыча в России ведется в течение более двух столетий, при этом основные залежи драгоценного металла . В отличие от других регионов, здесь преобладают россыпные месторождения. Именно поэтому добыча золота в Забайкальском крае так выгодна для РФ.

Первые данные о добыче золота на Байкале относятся к тому же временному промежутку, что и выработка . В процессе выплавки из одного металла извлекался и другой. В среднем на 3 тонны серебра приходилось около 16 кг золота.

Данный метод действовал более 130 лет. Лишь в 1838 году старатели приступили к работе напрямую с золотоносными жилами.

Связано это с открытием крупной Карийской россыпи.Официальная дата начала золотодобычи в России – весна 1843 года, когда император Николай Романов разрешил выработку частным лицам в западной части Забайкальского края.Спустя двадцать лет его сын, Александр II включил в область поисков восточные части региона.Разрешение на поиски, а также создание Верхнеудинского округа по горным разработкам, а затем и горного округа с центром в Нерчинске способствовало регулярному возрастанию объемов добычи. С 1853 по 1912 годы среднегодовой объем извлеченного артелями золота увеличился на 700-800 кг.Первые десятилетия золотодобыча в Забайкалье проводилась кустарными методами.

Драгоценный металл либо выплавляли из самородков серебра, либо промывали в устьях реки.Последний способ пришел к нам из Древнего Египта. Именно там первые старатели обнаружили, что , имеющиеся в горной породе.

Использование ручного труда и примитивного инструмента существенно замедляло работу и увеличивало ее трудоемкость.Современные технологии позволяют проводить поиск и добычу золотых запасов более масштабно и тщательно.К месту обнаруженной жилы проводится канал от ближайшей реки. С поверхности прииска снимают 2-5 метра толщины верхнего слоя почвы. Для осуществления данного этапа используются бульдозеры, экскаваторы и прочая крупная техника.

Для обеспечения необходимого количества воды, требующегося для промывки золота, параллельно со строительством каналов ведется возведение дамб и отстойников.Активно обрабатываются и старые рудники, на которых проводились ручные поиски драгметалла. Нередко под слоем почвы скрываются большие залежи золотоносных жил.До 2010 года золотодобывающая отрасль Забайкальского края развивалась слабо.

Объемы добычи не превышали 6,5 т., а в период 2008—2010 годов и вовсе опустилась до 5,6 тонн/год. Однако уже в 2011 тенденция изменилась. Постепенно прирост золотого запаса начал расти и уже в 2014 году результат работы старателей составит 12,3 т.

драгметалла.В последующие два года объемы вновь упали, составив 11,3 и 12,1 тонны соответственно. Золотодобывающие компании Забайкальского края «Ново-Широкинский рудник», «Урюмкан», артель старателей «Даурия», «Рудник Александровский» и «Ксеньевский прииск» увеличили объемы работ.

Это позволило им в 2017 году увеличить прирост добычи на 10%. Благодаря этому, общегодовой объем золота составил 13,3 т. и стал рекордным для Забайкалья.Большая часть золотых запасов Забайкальского края находится в виде россыпных месторождений.

Несмотря на это, лидерство по объему выработки принадлежит 9 рудным разработкам. Причин этого несколько.

  • В горных карьерах нет необходимости проводить масштабные подготовительные работы.
  • В рудниках потребность в воде значительно меньше из-за отличной технологии промывки. Благодаря этому не нужно строить дамбы и отстойники.
  • Обработка россыпных месторождений зависит от условий погоды и режима реки, в то время как рудники данных ограничений не имеют.
  • В золоторудных залежах больше процент содержания драгметалла на 1 кв.м.

На сегодняшний день в Забайкалье открыто более 1000 месторождений золота, расположенных на севере и востоке области. Пока наиболее крупными и успешными в плане выработки золота считаются районы Балейско-Тасеевский и Балейско-Дарасунский.

История их разработки длится несколько десятилетий.Среди потенциально перспективных районов особо выделяют Тасеевское месторождение.

Здесь пока еще имеются вакансии на выработку золоторудных запасов.Приблизительное изучение коренных залежей золотых запасов Забайкалья показало, что в недрах региона находится около тысячи тонн драгметалла.

Также на территории исторических частей Казаковского и Дарасунского регионов, а также вдоль реки Урюм имеются перспективные месторождения рассыпного золота.Наиболее точные данные о запасах золота в недрах имеются о месторождениях, разработкой которых занимаются не одно десятилетие. В первую очередь это относится к Чикойскому, Южно-Даурскому, Балейскому, Дарасунскому, Могочинскому и Карийскому рудным районам.Пробы грунта и поверхностные исследования подтвердили наличие золотоносных слоев в долинах рек Аленгуй и Симуча. Также ведутся разговоры об изучении и других регионов края.Перспективность развития золотодобывающей отрасли и стабильно высокие ее результаты в Забайкалье обеспечили в регионе работой около 40 предприятий.

Часть из них занимается , другие – россыпными месторождениями.Лидеры коренной добычи:

  1. ЗАО «Рудник Апрелково»
  2. ООО «Мангазея Майнинг»;
  3. ОАО «Ново-Широкинский рудник»;
  4. ООО «Дарасунский рудник».
  5. ЗАО ГРК «Западная»;

Россыпные месторождения:

  1. ООО «Урюмкан».
  2. ОАО «Прииск Ксеньевский»;
  3. ООО «Газимур»;
  4. ОАО «Прииск Усть-Кара»;
  5. ООО А/С «Бальжа»;
  6. ОАО «Прииск Соловьевский»;
  7. ООО «Даурия»;

Драгоценный металл проходит несколько этапов чисток и промывок.

На первом отбирается нерентабельная или пустая порода. Остатки переправляются в специальный прибор, имеющий емкость для руды. В него подается вода. Крупинки золота оседают на дне чаши, а другие породы всплывают и затем удаляются вместе с водой.В дальнейшем золото еще раз , но даже она не дает чистого металла.

В нем в том или ином количестве содержится свинец и вкрапления серебра. Их удаляют на специализированных фабриках.Внедрение в процедуру добычи золота в Забайкалье современной техники позволяет ежегодно добывать порядка 10-13 тонн драгметалла.

Около 60% добычи приходится на россыпные месторождения.

Если же правительство РФ разрешит выдачу лицензий на данные виды работ частным лицам, объемы извлеченных золотых запасов могут вырасти вдвое.Золотые жилы в Забайкальском крае не иссякли и по сей день.

При должном подходе (использовании современного оборудования, введения новых технологий и методов добычи, детальная разведка месторождений и т.п.) объемы добываемого из них металла можно увеличить минимум в 2 раза. Не последнюю роль может сыграть и упрощение процедуры получения лицензии на разработку рудников.Хотите узнать больше фактов о драгоценных металлах и полезных ископаемых, имеющихся на территории России?

Тогда подписывайтесь на наши статьи и делитесь ими в соцсетях.Рейтинг автораАвтор статьиГорный инженер с 10-летним стажем. Знает где можно поискать золото-бриллианты, а главное — как это все раскопатьНаписано статей37Помогла статья? Оцените её

Оценок: 8

Загрузка.

Пробы золота2 отзыва21 отзыв31 отзыв3Драгоценности Приветствую.

Неповторимый блеск изделий из серебра (Ag) обусловлен его белой окраской и способностью отражать 95% . Жажда Золотаru © 2018–2021 – О золоте и других драгоценных металлахПерепечатка материалов разрешена только с указанием первоисточника Задать вопрос эксперту Спасибо!В ближайшее время мы опубликуем информацию. Adblockdetector

Все о добыче золота в Забайкальском крае: список месторождений, динамика и перспективы разработок

› ›

Владимир Сильченко 1 декабря 20185 898 Шрифт A A Нет времени читать?

Отправить статью на почту: Добавить в избранноеПриветствуем всех читателей нашего сайта!

Добыча золота в Забайкальском крае с каждым годом привлекает всё большее число недропользователей.

Чем это вызвано, и каковы перспективы разработок, рассмотрим сегодня в нашей статье. Первое золото Забайкальского края было добыто попутно в 1702 г., когда разведали Нерчинское месторождение серебряной руды.

Спустя два года (1704 г.) было завершено строительство Нерчинского плавильного завода. Из трёх тонн переплавляемой руды, содержащей серебро, удавалось извлечь примерно 16 кг золота.Карийская россыпь, открытая в 1838 г., положила начало «золотой лихорадке» Забайкалья. С этого момента месторождения россыпного и коренного золота начали находить по всему региону.
С этого момента месторождения россыпного и коренного золота начали находить по всему региону.

В историю же вошла дата 31 мая 1843 г. В этот день было разрешено работать на приисках частным лицам западной части Забайкалья.

В Восточном Забайкалье это стало возможно лишь спустя 20 лет.Основные запасы благородного металла (около 80%) в регионе сосредоточены в месторождениях рудного типа.

Но основная добыча (как и 100-150 лет назад) по-прежнему производится в россыпях.

Раньше старатели использовали всего лишь кайло, лопату и сито, в дальнейшем – драги самого примитивного типа.

Но и месторождения были фактически нетронутыми, нередко встречались очень крупные самородки чуть ли не на поверхности.Сегодня ситуация изменилась, чтобы найти золото, приходится промывать тонны золотоносных песков. Для проведения работ используются современные драги с ковшами больших объёмов (наиболее распространены 80 и 250 л), специализированные промывочные приборы, землеройная и автомобильная техника.

Большие мощности и технологичность процесса позволяют добывать золото в глубине недр и отрабатывать месторождения, относимые к техногенным (т.е.

те, которые уже разрабатывались и/или были заброшены).Такие участки чаще всего отрабатывают небольшие артели старателей, а не золотодобывающие гиганты. Работы ведутся промывочным способом.

До начала сезона ведётся масштабная подготовка: вырубка леса, расчистка дорог, прокладывание канала для отвода русла реки. С наступлением оттепели делается вскрыша, т.е. с помощью экскаваторов и бульдозеров убирается несколько метров горной породы, скрывающей золотоносные пески.Если порода не пригодна для использования в строительной промышленности, она отвозится в отвалы.

Слой с полезными ископаемыми (там может быть и свинец, и серебро) подвергается промывке.

Для этого используется вода с отведённого русла и специальное оборудование.

В бункер промприбора загружается обрабатываемая порода, и под воздействием напора воды на трафарете остаётся металл. Далее он отправляется на аффинажную фабрику, где очищается из примесей и превращается в чистое золото.За последние 15 лет показатели добычи в регионе стабильно растут. В 2003 году было добыто 7,7 тонн аурума.

2014 год стал наиболее результативным за всю историю края – 12,3 тонн.

В 2016—2017 гг. эти параметры сохранились. На 2021—2021 годы запланирован запуск разработки новых месторождений (например, Тасеевского, Андрюшкинского, Верхне-Алиинского и др.). Следовательно, ожидается положительная динамика и экономический рост края.Забайкалье богато россыпями, но основные объёмы добычи дают рудники.

Это связано с рядом причин:

  • Не нужно возводить отстойники и для очистки и дамбы, т.к. вода в технологических процессах практически не задействуется.
  • Отсутствует необходимость в подготовительных работах участков.
  • В руде процент содержания золота значительно выше, чем в песках.
  • Нет привязки к сезонности, работы ведутся круглый год.

Согласно геологическим данным, в регионе имеется свыше 1000 проявлений драгоценного металла. В эту цифру входят и золоторудные участки, и золотоносные пески. Также возможны месторождения на дне Байкала.

Но для точного подсчёта и утверждения запасов требуются дополнительные геологоразведочные работы и значительные финансовые ресурсы.К наиболее богатым месторождениям коренного золота относятся:

  1. Итакинское – 63 т.
  2. Балейское – 40 т.
  3. Тасеевское -106 т.
  4. Ключевское – 58 т.
  5. Талатуйское – 57 т.
  6. Дарасунское – 57 т.

Следует учитывать, что в процессе отработки участков запасы могут быть пересчитаны в сторону увеличения.Приблизительная оценка запасов металла в Забайкалье составляет ориентировочно 1000 тонн. Основные залежи сосредоточены в Южно-Даурском, Карийском, Чикойском, Балейском, Казаковском, Дарасунском районах.

Они известны и рудами, и россыпями.Долины рек Урюм, Аленгуй, Симуча также богаты россыпным золотом.На сегодняшний день золотоносные месторождения разрабатывает около 50 предприятий.

С учётом потенциала региона их могло бы быть больше. Но нестабильная экономическая ситуация в стране тормозит развитие добычной отрасли.

К заброшенным и труднодоступным месторождениям проявляется большой интерес со стороны Китая, готового инвестировать в добычу.К крупнейшим золотодобывающим компаниям Забайкальского края относятся:

  1. Компания «Mangazeya Mining Ltd», все разрабатываемые участки которой имеют выгодное расположение вблизи развитой инфраструктуры.
  2. ОАО «Ново-Широкинский рудник», имеющий лицензионное соглашение на пользование недрами одноимённого рудника до 2024 года.
  3. АО ГРК «Западная», имеющее в оперативном управлении проекты по всей Сибири.
  4. ООО «Урюмкан», недавно оформившее права пользования на знаменитое Дарасунское месторождение.

Перечисленные предприятия специализируются на коренном золоте, стабильно развиваются и регулярно размещают вакансии с началом добычного сезона.Россыпи Забайкалья обрабатываются промывочным способом, описанным выше.

Золоторудные месторождения осваиваются с помощью кучного выщелачивания. Его суть заключается в следующем. Руда укладывается слоями на специальные поддоны.

Под воздействием цианистого раствора происходит химическая реакция, в результате которой выщелачивается золото и серебро.Объёмы добычи драгоценных металлов в регионе — стабильно высокие и имеют тенденцию к увеличению.

В среднем, каждое предприятие, занимающееся россыпями, в год добывает около 500 кг золота.

Общий объём добытого в Забайкалье ценного ресурса в 2017 году составил 13,3 тонны.Сегодня Забайкальский край считается одним из самых богатых на полезные ископаемые регионов России. К сожалению, из-за отсутствия инвестирования в нужном объёме, его потенциал не развивается должным образом. При этом возникает опасность утраты части национальных богатств за счёт привлечения инвесторов из Китая и Индии.Если вам была полезна статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях.

Подписывайтесь на наши новости, будет интересно!

До новых встреч! Владимир Сильченко 1 декабря 2018Частный инвестор, предприниматель и автор этого блога.

Оцените статью

Загрузка.Поделиться ВКонтактеFacebookОдноклассникиTwitter Подпишитесь на обновления Подписаться Нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаете .

Рекомендуем статьи по теме

Добавить комментарий ПопулярноеРекомендуемМой инвестиционный портфельНаверное вы ожидали увидеть здесь какие-нибудь очередные хайпы, памм-счета или криптовалюты. Но эти вещи больше . Подпишитесь на обновления Подписаться Нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаете .

capitalgainsru© 2018–2021 – Блог об инвестициях и бизнесе «Капиталист»Перепечатка или использование материалов блога без согласия с правообладателем преследуется по законуУведомление о рискахИнвестиции, представленные на этом блоге являются высоко рискованными финансовыми инструментами. Никогда не вкладывайте заемные средства или деньги которые не можете позволить себе потерять.